Logo
РепертуарИсторияСад АквариумСпектакльПрессаКасса

Другие страницы: 28 29 3031

«Горечь послевкусия»
Перекресток. Л. Зорин. Театр-центр им. М. Н. Ермоловой
Театральный курьер
Новый спектакль Театра-Центра имени М. Н. Ермоловой «Перекресток», имеющий подзаголовок «Варшавская мелодия — 98», с первых же дней своего существования получил неожиданно громкий резонанс: на премьерных представлениях в Большом зале наблюдался непривычный для этих стен аншлаг, не заставили себя ждать и рецензии. Старшее поколение критиков добавляло в свои суждения изрядную долю ностальгии по прошлому, в то время как их более молодые коллеги попытались трезво проанализировать ситуацию, в которую попали герои Леонида Зорина.
В западном аэропорту, как на некоем перекрестке, в окружении кожаных диванов и раскидистой пальмы (сценография А. Пикалова) встречаются двое: Он и Она. Грустный, вполне заурядный, вздрагивающий от каждого объявления по радио, «типично советский» мужчина и экстравагантная дама с гордой иноземной" осанкой и легким польским акцентом. Для тех, кто знаком с легендарным Зоринским сюжетом «Варшавской мелодии», это Виктор и Гелена, которым пятьдесят лет назад судьба подарила большое чувство, а «железный занавес» отнял надежду на счастливое будущее. Для остальных герои так и сохранят до конца свое инкогнито, став на время действия спектакля некими обобщенными образами «вечно влюбленных», разведенных по разные стороны жизни. Найдя в случайной попутчице благодарную слушательницу, Он рассказал Ей свою историю, так и не разглядев в блестящей иностранке свою единственную любовь. Она же узнала Его с первого взгляда…
Сначала кажется, что случившееся противоречит нормальной логике, ведь в какой-то момент сердце должно было ему подсказать. Но жизнь гораpдо богаче и непредсказуемее даже самых верных рассуждений о ней. И пьесы Зорина всегда говорят об этом. Кроме того, их отличает редкая правдивость и особый, чуть ироничный, неизменно трезвый взгляд Автора. Каких бы душевных сил ему это не стоило. Такая позиция задевает за живое, заставляя мысленно вновь и вновь возвращаться к Зоринским текстам. И нет ничего удивительного в том, что создатели «Перекрестка» сосредоточили все зрительское внимание именно на авторском слове, переведя действие в плоскость радиотеатра.
Режиссер Владимир Андреев, наверное, не задумываясь, «умер» в актере Владимире Андрееве, в результате чего перед нами предстал живой, страдающий, сломанный временем и обстоятельствами человек, не оставляющий героине и зрителям никаких иллюзий. Глядя на него, вдруг осознавшего справедливость того злополучного указа, запрещающего браки с иностранцами, понимаешь, что его главный враг — это он сам. В характере героя было нечто такое, что позволило тоталитарной системе смять его, заставило жить по ее законам. Рядом с ним женщина, которую играет Элина Быстрицкая, выглядит еще независимее, еще более гордой, чем показалось на первый взгляд. За ее иронией и частыми шутками скрывается боль разочарования и ужас безысходности. Стало общим местом писать о красоте актрисы, тогда как новой работой она еще раз доказала, что это не главное ее достоинство. Внутри Быстрицкой всегда был некий стержень, не позволяющий расслабляться и жаловаться на судьбу, не посылавшую ей новых ролей в род?ном Малом театре более десяти лет. И наконец-то, хотя бы на стороне, весь груз невостребованности смог реализоваться.
Быстрицкая и Андреев составили на редкость гармоничный дуэт и не смогли, опира?ясь на собственный жизненный опыт, поставить в рожденной не ими театральной легенде определенную точку. Может быть, поэтому после спектакля Ермоловского Театра-Центра остается странное «послевкусие» с терпким оттенком горечи.

Майя Фолкинштейн, 02-1999