Logo
РепертуарИсторияСад АквариумСпектакльПрессаКасса

Другие страницы: 28 29 3031

Энергия разрушения
«Кукольный дом» («Нора») в Театре им. Вл. Маяковского
«Культура»
Пьеса Генрика Ибсена «Кукольный дом» — нечастый гость на российских подмостках. История женщины, которая отказывается от благополучной жизни во имя познания себя, к тому же перенасыщенная бытовыми мелочами, в наши дни кажется слишком обыденной. Так какой взгляд на ибсеновскую драму возможен в сегодняшнем театре?

Режиссер Леонид Хейфец при постановке «Кукольного дома» в Театре им. Вл. Маяковского, сделал ставку на актеров. И в известной степени выиграл. Звездный состав не только порадовал публику, но и помог создать крепкое, внятное и живое зрелище, где у каждого есть свое пространство и возможность предложить зрителю себя — нового. Тяжеловесная махина текста, за которой едва угадываются страсти и интриги, легко разъялась и вывела на первый план образы героев, которые выглядят сегодняшними и необычными. Вместо мелких мещанишек на сцене люди, полные жизни и жажды самоутверждения. Нора — Е. Симонова при всей ее кажущейся несерьезности — человек, твердо стоящий на ногах, который не упустит своего шанса стать «женщиной с положением» и, если надо, вырвет этот шанс у другого зубами. Стремящаяся к независимости, она с трудом терпит свое нынешнее положение «жены и матери», нервно, даже злобно вырываясь из собственнических объятий Торвальда — И. Костолевского. Невольно думаешь: нет, этот туповатый увалень, которого жизненное благополучие привело к душевному ожирению, не по ней. И он понимает это, как и осознает свою беспомощность, сталкиваясь с чуждой ему страстью к жизни.

Но жажда самоутверждения владеет не только Норой. Едва ли не больше она присуща Крогстаду. Э. Виторган в этой роли — самая большая неожиданность спектакля. Он - отнюдь не злобный негодяй, а тихий человечек с дрожащими руками и извиняющимся голосом, съежившийся в своем бедняцком пальто. Но он необыкновенно страшен для Норы, в первую очередь тем, что есть некая глубинная правда в его действиях — правда униженного и оскорбленного. С Крогстадом, каким играет его Э. Виторган, в спектакль входит столь близкая российскому сердцу тема маленького человека и столь современная сегодня тема: не все ли средства хороши для обретения удобного места под солнцем? Дуэль Норы с Крогстадом в этой связи по-новому высвечивает характер героини, открывая нам столь же сильные, сколь и малосимпатичные стороны ее натуры.

Спектакль, кажется, вовсе не оправдывает Нору, скорее, жалеет. Ясна ли ее дальнейшая судьба? Ведь она уходит в никуда, разрушив свою жизнь и не оставив шанса на перемены тем, кто ее окружает. И с кем бы ни столкнула ее дальнейшая жизнь, ее удел — одиночество. Е. Симонова тяготеет к образу железной леди, в чьих тисках будут раздавлены любые чувства и человеческие порывы. «Наступив» на Крогстада и доктора Ранка (И. Кашинцев), Нора, похоже, не остановится. В финале брошенный Торвальд корчится от почти физической боли. Если Нора и победила в этой схватке за саму себя, то перед нами пиррова победа.

Алиса Никольская, 24-06-1999