Logo
РепертуарИсторияСад АквариумСпектакльПрессаКасса
<< вернуться к персоне

Другие страницы: 1 2

Дорогие наши звезды

Трибуна
Когда-то на заре перестройки, на одном из съездов Союза театральных деятелей Сергей Юрский предрекал кризис театру, использующему актеров, как краски, поскольку эти «краски» станут дорогими.
Предвидение Юрского, как ни странно, сбывается, ибо «зрил» он в корень, видел на расстоянии, прекрасно изучив «кухню» товстоноговского «заповедника», где почти каждый актер был как редкий бриллиант в короне БДТ. При всей своей гениальности Товстоногов понимал: без трудолюбивых пчел, то есть актеров, его режиссерские идеи — пустоцвет. Постановка получается без вкуса, без запаха, без волшебной магии. Но это так, преамбула к тем двум премьерам, которые я недавно видела в Москве.
Стоя в вестибюле Театра имени Моссовета, где зрители сдавали билеты из-за замены спектакля на большой сцене, я слышала примерно один и тот же текст: «Ну зачем смотреть непонятно что, если ни один из известных актеров не играет?» Довольно распространенное мнение, и как ни вдалбливай публике: звезды не всегда обеспечивают успех — только актерский ансамбль, все равно она будет «клевать» на имена. Поэтому в этот вечер был забит до отказа малый зал театра, где шло представление Сергея Юрского «Вечер абсурда № 3», автора, режиссера и исполнителя. Надо сказать, Сергей Юрьевич уже давно записался в режиссеры, ну и сочинительством тоже «балуется» давно, как говорится, Бог талантом не обидел. Его спектакли можно увидеть на сцене «Школы современной пьесы» и тут же «Под крышей» с кратко зазывным «Предбанником».
При всей своей интеллигентной «закваске» Юрского так и тянет на «мордобой» с фантомами, безмерно расплодившимися в «кущах» дикого рынка. А как это выразить, чтобы было смешно? — Только через театральную клоунаду, игру слов и междометий… Но этим «языком» тоже надо владеть. Лицедейство в стиле абсурда не такая уж простая вещь. Не хотелось бы никого обижать, в первую очередь режиссера Юрского, и все-таки с первыми двумя миниатюрами: «Версалем» и «Прогулкой», что-то не срослось. Ситуация сама по себе нелепая, смешная, глупая, когда посетитель ресторана «Версаль», заказывая утку по-пекински, вынужден терпеть издевательства официанта, да еще оправдываться, что ему хочется есть. Естественно, этот китч надо сыграть так, чтобы зрители животики надорвали, а не сидели с застывшими лицами. Но, видно, Владислав Боковин и Алексей Гришин понадеялись на сюжет, который скажет сам за себя, достаточно только его озвучить… В результате — скучно, вяло, банально. И как же тот же Алексей Гришин преображается, создавая образ Ангела, спустившегося на землю ради юбилея философа, которого изображает Сергей Юрский в последней миниатюре «Полонез». Рядом с этим гениальным актером нельзя плохо играть, просто невозможно, потому что он тянет за собой, дает «петельку», и ты обязан зацепить ее своим «крючком». Не сумеешь — весь смысл пропадет, а он ох как важен для понимания сверхзадачи «Полонеза». Связанный по рукам и ногам, с кляпом во рту, юбиляр сидит в кресле, грозно наблюдая за гогочущими гостями, ну ни дать ни взять «гуси лапчатые». Все, как на подбор, в красной обуви. Они уже давно махнули рукой на старого философа, да и что он может им дать в век инноваций и срывания «подметок на ходу»? — Ничего! Разве какую-нибудь запоминающуюся фразу в «липовом» дипломе. И только с Ангелом философ откровенен. Исидор не хочет принимать участия в гниении русской мысли, отданной на откуп нуворишам, не хочет никому компостировать мозги, будто цивилизация сделает всех счастливыми. Не хочет, и все тут… Слова потеряли смысл, молчание теперь золото, а дальше тишина… К счастью, сам Юрский не желает молчать, он говорит с теми, кто его слышит и хочет слушать. А это в век бесконечных карнавалов и сериалов дорогого стоит. 
Если я скажу, что спектакль Камы Гинкаса «Записки сумасшедшего» тоже из области русского абсурда, то тем самым могу вызвать огонь на себя. Ведь понятие абсурда появилось гораздо позже Николая Васильевича Гоголя. И все-таки его фантастический реализм сродни режиссерскому абсурду Гинкаса, который давно на дружеской ноге с певцом русской тройки. Когда-то в этом театре шел замечательный спектакль с ныне покойным Виктором Гвоздицким «Записки из подполья», а вот теперь с питерским Алексеем Девотченко «Записки сумасшедшего».
Спрашивается: рисковал ли театр, приступая к этому загадочно зашифрованному произведению, почти с одним исполнителем, когда вокруг идет такая свистопляска с карабасовскими идеями: «веселите народ, иначе к нам он не пойдет». Ну скажите, кому интересно слушать, как пришибленный жизнью титулярный советник общается с двумя собачками, понимая их язык? Чушь какая-то, фантасмагория, ни капли реализма. А вот как раз реализма тут достаточно, только вывернутого наизнанку, с черными дырами, куда проваливается сознание запуганного человечка. Поэтому лучше жить в мире фантазии и лежа на койке витать в эмпиреях. По крайней мере, так безопасно, никто «в харю» не плюнет и не унизит в удовольствие себе.
Вы заметили, как с возвратом забытого слова «хозяин» почти молниеносно изменилась психология людей, как они сразу сникают и замолкают, когда слышат хозяйский окрик. Не дай Бог разгневать! По сути, этот вечный страх и сводит с ума бедного Поприщина. Оказавшись в параллельном, недоступном другим мире, он воображает себя испанским королем, только и тут, в желтом доме, привязывают цепями и бьют, уж больно, а так ничего…
И все-таки, неужели Гинкас не мог найти исполнителя на эту роль в Москве, при таком обилии звезд? Не мог, потому что для этого образа надо не только обладать мастерством, сумасшедшей энергией, но и уметь думать на сцене. А это особый дар, не каждому он дается, и Алексей Девотченко в этом плане исключение. 
Да, что и говорить: нынче «краски», то есть актеры в режиссерском театре, сильно подорожали, иногда за ними приходится ехать даже в другой город. Но тут ничего не поделаешь: редкий талант требует не только дорогой оправы, но и хорошего режиссера.

Любовь Лебедина, 21-01-2011