Logo
РепертуарИсторияСад АквариумСпектакльПрессаКасса
<< вернуться к персоне
Валентин Гафт оказался плохим мужем
Но остался хорошим актером
Коммерсант
Репертуар Театра имени Моссовета пополнился спектаклем Юрия Еремина «Муж, жена и любовник», поставленным по мотивам рассказов «Вечный муж» Достоевского и «Провинциалка» Тургенева. Сюрпризом для публики должно было стать появление на одной сцене примы театра Ольги Остроумовой и артиста «Современника» Валентина Гафта. Но пришедшая полюбоваться на семейный дуэт МАРИНА ШИМАДИНА осталась с носом: две знаменитости на сцене так и не встретились.

Если режиссер называет свой спектакль столь банальным образом, то хочется верить, что он припас порядочную порцию художественной взрывчатки, способной разнести ко всем чертям постылую и многократно пережеванную проблему семейного адюльтера. Ну, думаешь, сейчас как бабахнет откровением, как скажет что-нибудь эдакое, чего никто и никогда о супружеской измене не говорил. Ведь не для того же, надеешься, постановщик тревожил тени классиков, чтобы повторить с ними театральную таблицу умножения. Оказывается, именно для того.

Юрий Еремин зацепился за упоминание «Провинциалки», которое мелькает в «Вечном муже», и решил свести в одной пьесе персонажей Достоевского и Тургенева. Как в игре с разрезными картинками, которой любят забавляться дети: приставят голову зайца к туловищу слона и смотрят, что получится. Получаются, как правило, нелепые монстры. И спектакль Театра Моссовета не исключение. В его первой части, той, что по Тургеневу, Ольга Остроумова, Геннадий Бортников и Владимир Сулимов изображают плохих актеров плохого театра, где дают «Провинциалку». Прима забывает слова, жеманится и пудрится прямо на сцене, премьер завывает высоким голосом и принимает картинные позы, а суфлер, пригнувшись, чтобы его не заметили, бегает от своей будки к пианино и обратно. В этой непритязательной комедии недотепа муж, терпящий шашни своей жены ради того, чтобы получить от ее высокопоставленного кавалера хорошее место в Петербурге, выведен жалким прыщом, а любовник — самовлюбленным идиотом, которого легко смогла обвести вокруг пальца простая провинциалка.

Зрителями этого спектакля становятся герои «Вечного мужа» Трусоцкий и Вельчанинов, которые узнают в нелепых персонажах комедии самих себя. Когда действие возвращается к Достоевскому, обои в цветочек логично сменяются железными прутьями, а водевильная манера — суровым психологическим реализмом. Зрителям наглядно объясняют, что рога на голове мужчины — это вовсе не повод для шуток, как им могло показаться ранее, а совсем наоборот — глубокая душевная драма и что «третий лишний» тоже человек и тоже нуждается в любви если не жены, то хотя бы ее избранника. Всю вторую часть спектакля Валентин Гафт, играющий обманутого мужа, слоняется по сцене, преследуя как тень бывшего любовника своей умершей жены (Александр Яцко). Он плачет, юродствует, напивается и то пытается убить своего счастливого соперника, то лезет с ним целоваться.

Валентин Гафт, конечно, выдающийся артист, и смотреть на него всегда интересно. Как ходят в зоопарк на слона, так будут и в «Моссовет» ходить на Гафта. Ведь любимый актер демонстрирует весь свой фирменный арсенал выразительных мимических средств, радует знакомыми голосовыми модуляциями. Что еще нужно публике для счастья? Тому же, кто из глупого упрямства захочет разобраться в замысле режиссера и игре актера, придется нелегко. Кто их Трусоцкий — трагический герой или персонаж щекотливой комедии, мстительный командор или трусливый шут?

Завершается спектакль тем же, чем начинался,- невинной «Провинциалкой». И прошедший, казалось бы, все круги ада Трусоцкий появляется на спектакле уже с новой женой и, неожиданно сталкиваясь с Вельчаниновым, как ни в чем не бывало приглашает его к себе в имение сыграть тургеневский сюжет в домашнем театре, заверяя, что «все будет как прежде». Бедный слон так и останется с заячьей головой.

Марина Шимадина, 21-11-2002