Logo
РепертуарИсторияСад АквариумСпектакльПрессаКасса
<< вернуться к персоне
Гоша Куценко хочет быть не продюсером, а режиссером

Радио «Маяк»
«Дикари» — так называется комедия, которая вышла на экраны в конце ноября. Одну из главных ролей в этой картине исполняет Гоша Куценко, он также стал и продюсером фильма.


 — Гоша Куценко у нас в гостях, здравствуйте! Гоша, расскажите про фильм в двух словах.

КУЦЕНКО: Это дебют Виктора Шамирова, и он удался.

 — Дебют в кино, он вообще известный театральный режиссер.

КУЦЕНКО: Это мой старый товарищ. Я взял на себя ответственность помочь и спродюсировать этот фильм. Мне кажется, дебют удался. Похвала всем ребятам, кто рискнул и поучаствовал в этом проекте. Это хорошая лирическая, трогательная комедия. Шамиров правильно ее охарактеризовал: это арт-искусство, но для всех.

 — А правда, что вы заложили свою квартиру, потому что у вас не хватало денег?

КУЦЕНКО: Нет, не квартиру, квартира у меня родительская, я ее не трогал. Я люблю жить на съемных квартирах. Сейчас живу на Тверской. Нет, я землю заложил. 

 — Выкупили уже?

КУЦЕНКО: Еще нет.

 — Выкупите?

КУЦЕНКО: Я так всю жизнь бежал от математики. Я учился в МИРЭА, но сбежал. А через 20 лет я возвращаюсь к цифрам. Честно скажу, что я большего ожидал от проката. Боялся, что мы провалимся. И после первого пресс-показа был уверен в этом. Чтобы поддержать себя перед премьерой, я был в четырех городах и видел реакцию зала. После этого я уже был свободен на сцене и мог говорить 10 минут перед зрителями.

 — А почему для вас было так важно, чтобы этот фильм вышел, что вы даже заложили землю?

КУЦЕНКО: Артист во мне ушел на второй план. Артистом я себя не ощущал в этом проекте, я в кадре отдыхал.

 — А почему это так важно продюсеру Куценко?

КУЦЕНКО: Был момент когда мы остановили съемки, поменяли оператора. Картина стояла в застое 10 дней в экспедиции. Любой человек, который связан с кино, поймет, что это за ужас: 60 пьющих людей, все на грани, потрачены огромные деньги. Мы полетели в Москву к друзьям, к знакомым. Ходили, как нам казалось, с внятными объяснениями и просьбами, почему надо принять участие в этом проекте. Я шел к людям, которые, на мой взгляд, могли бы мне помочь. Мне было очень неудобно перед людьми, которые нам поверили, стали сниматься, поэтому бросать картину было нельзя. И только по этой причине мы ее закончили. А запустились, не знаю, почему. Это было эмоциональное решение, просто от сердца.

 — Как вы решили стать артистом?

КУЦЕНКО: Я влюбился в актрису?

 — В какую?

КУЦЕНКО: Она служит в Театре Вахтангова и сейчас. Недавно мы там играли “Lady?s Night”. Я подошел к театру, у меня было дежавю

 — Или Борисова, или Максакова. Два варианта.

КУЦЕНКО: Нет, девушку звали иначе.

 — Вы уже были взрослый человек.

КУЦЕНКО: Отслужил в армии, но я был ребенок. В принципе, я им и остаюсь. Это было 19 лет назад. Сейчас мне 39. Помню, я посмотрел «Три возраста Казановы», она играла с Юрием Якрвоевым и с Женей Князевым. Мне очень понравился театр, то, как они это делали, я влюбился в поэзию Цветаевой. А потом вышел и ждал ее у служебного входа. Как в кино: купил цветочки и ждал. Я видел, как выходили актеры. Потом вышла она. Подарил ей цветы и проводил ее домой. Она жила в Сокольниках. Мы прошли пешком через всю Москву, она говорила мне о театре. Что-то запало мне в сознание. Я бросил МИРЭА и пошел поступать.

 — Вы 10 лет были без работы после МХАТа? У вас не возникало желания бросить эту профессию?

КУЦЕНКО: Все калымили, халтурили. Но верилось, что моя внутренняя правда восторжествует. Студенты тогда и валюту перепродавали, и квартиры расселяли. С моими однокурсниками мы расселили весь Камергерский переулок. Представляете, как было обидно: мы видели, как каждый день наши артисты заходят во МХАТ, здороваются с нами, а стояли смотрели и шли расселять.

 — Но вы верили, что все будет хорошо?

КУЦЕНКО: Продав какую-то квартиру, мы сидели, выпив водки, и доставали пьесы, которые хотели бы играть, и читали их. Верилось очень.

 — То, что вы спродюсировали фильм, это говорит о том, что вы теперь будете больше заниматься продюсерством или нет?

КУЦЕНКО: Надеюсь, мы провалимся в прокате и меня больше не допустят к деньгам. Вопрос спорный.

 — Провалясь в прокате, вы потеряете землю?

КУЦЕНКО: Да, но у меня еще есть. Видимо, я буду аккуратнее, прочту несколько книг. 

 — Но вы хотите этим заниматься дальше?

КУЦЕНКО: Нет, ни в коем случае.

 — Почему?

КУЦЕНКО: Я хочу заниматься творчеством, не хочу заниматься экономикой, она не моя. Я мог бы пригодиться в качестве администратора на площадке, это мое. Я умею общаться с людьми, знаю толк в каждой специальности в кинематографе. Но видеть взглядом продюсера, предвосхищать я не умею. Вижу ошибки. Скорее я закончу свой сценарий и сниму малобюджетную картину уже в марте. Теперь я знаю о процессе все.

 — А продюсером тоже будете сами?

КУЦЕНКО: Там такое кино, что сам себя я спродюсирую.

 — О чем будет фильм, если не секрет?

КУЦЕНКО: Кино о кино, фильм о фильме, о том, как снимается кино. Я очень много дней в своей жизни провел на съемочной площадке, видел, как все происходит изнутри. Мне кажется, там есть над чем посмеяться. Это будет такой ликбез, чтобы народ знал, как это делается.

Андрей Максимов, 7-12-2006