Logo
РепертуарИсторияСад АквариумСпектакльПрессаКасса
<< вернуться к персоне
Мы все отдохнем

Известия
Выходят «Дикари» — кинодебют театрального режиссера Виктора Шамирова, который прославился комедиями с Гошей Куценко и Маратом Башаровым. Именно он поставил театральную версию фильма про английских безработных авантюристов «Полный стриптиз». «Дикари» — тоже комедия, даже отчасти кинокапустник — с теми же Куценко, Башаровым и рядом других актеров, известных и начинающих. Капустник, впрочем, слегка печальный.

О чем это. Парадоксальная смесь давней советской лирической комедии «Три плюс два», принципиально тупых голливудских юморесок про секс типа «Американского пирога» или «Дорожных приключений» и - в некоторой мере — «Элементарных частиц» Мишеля Уэльбека. Огромное количество людей не моложе 17 и не старше примерно 45 привыкли ежегодно устраиваться в палатках где-то в Крыму. Образ жизни — как в коммуне хиппи, с поправкой на то, что травку тут не сеют и не курят. Люди, среди которых есть и явно богатенькие, зовут друг друга по кличкам: Мистер, Ай-Яй, Черный, Барон, Гоблины (их двое), Змеи (их трое) и т.д. Похоже, они действительно не знают и принципиально не желают знать, кто из них кто в обычной жизни. Они сознательно выпали из привычного быта и социальных обстоятельств. С «Три плюс два» фильм сближают блики на море и ощущение свободы. С «Американским пирогом» — шуточки на постельные темы, правда, все-таки не такие дурацкие. С «Элементарными частицами» — практикуемый в коммуне групповой нудизм: фильм ставит отечественный рекорд по количеству девушек, снявшихся топлес и даже топ-даун. К счастью, голых мужчин в фильме куда меньше. Кажется, один Куценко. Правильно, ему и следовало выкладываться на съемках по полной — он же продюсер «Дикарей».

Да, чуть не забыл о пересечениях с «Особенностями национальной рыбалки». От полноты свободы герои пьют не меньше, а утром точно так же не могут вспомнить, они кого били или им кто врезал. Как герои «Рыбалки» не добирались в итоге собственно до рыбалки, так персонажи «Дикарей» почти ни разу не доходят до пляжа.

Поначалу кажется несколько странным, что почти все мужчины в фильме в возрасте тридцати-сорока, зато женщины, за редким исключением, весьма молоды. Но режиссера Виктора Шамирова понять можно. Во-первых, голые женщины тем привлекательнее, чем моложе (это его сексизм — не мой). А во-вторых, при обилии женщин фильм все-таки про мужчин. 

Что в этом хорошего. «Дикари» долго кажутся редким у нас фильмом, к которому подходит определение «необременительный». Вкладываю в него хороший смысл: он необременительный не только потому, что легкий и в нем есть то, что именуется атмосферой, но и потому, что его юмор, при всей регулярной нижепоясности, нисколько не раздражает — не напоминая о юмористических передачах наших телеканалов.

Необременительность фильма, однако, обманчивая. Постепенно понимаешь, зачем фильму понадобились именно такие мужчины — 30-40-летние и в чем отличие «Дикарей» от молодежных, производящихся теперь и у нас комедий про любовь и секс. Взрослые герои фильма, старательно делающие вид в дни летней дикой жизни в Крыму, будто у них нет ни семейных, ни профессиональных обязательств (к которым придется возвращаться осенью), лишь обманывают себя. Обманывают, собственно, надеждой, что молодость не прошла, все еще впереди, не поздно сойти с рельс, догулять, выбрать альтернативную судьбу. Фильм о том, что, теша себя подобными надеждами, люди постепенно и вкатываются в старость.

Сложности. Пара матерных эпизодов — вполне забавных и уместных, но способных шокировать публику сильнее, чем некоторые не закрытые купальниками части тела, к виду которых за постсоветское время публика уже привыкла.

Ударный эпизод. Удивитесь, но на фоне постоянного разгула — очень эмоциональная, положенная на правильную музыку сцена игры в волейбол. Мужики выходят на игру с бодуна, но постепенно, не умея толком бить по мячу, заражаются спортивной злостью.

Наш вариант рекламного слогана. С собой, милым, рай и в палатке.

Актер Гоша Куценко: «Мне жаль, что коммунизм так и не наступил»

С Гошей Куценко, который сыграл в «Дикарях» одну из главных ролей, побеседовала корреспондент «Известий» Анна Федина.

вопрос: Вы когда-нибудь отдыхали «дикарем»?

ответ: Нет. В спартанских условиях жить приходилось, но в основном на съемках. То есть палатку я поставить могу и, что такое москитная сетка, знаю.

в: Съемки «Дикарей» должны были доставить вам немало удовольствия. 

о: Дело в том, что я на этой картине выступил не только в качестве актера, но и в качестве продюсера. Поэтому в отличие от моих друзей, которые с утра просыпались, завтракали, а затем на катере ехали на съемочную площадку, я носился как угорелый, постоянно решал какие-то организационные и финансовые вопросы и вообще был в центре событий. 

в: Зарплату сами себе платили?

о: Я работал бесплатно. Нет, я, как актер, получал шуточные суточные. Ой, вспомнил! Конечно, я отдыхал «дикарем». В Индии и Таиланде я далеко не всегда жил в отелях. На Гоа я 40 дней прожил в бунгало на берегу моря, а в Таиланде жил «дикарем» аж три месяца. Мне нравится чувство свободы и отделенности от всего мира. Выключенный мобильник — это просто мечта. Поначалу, конечно, страшно оставаться один на один с природой, но потом привыкаешь и постепенно превращаешься в ребенка. Правда, половозрелого, что немаловажно.

в: Сейчас вы можете позволить себе такой отпуск?

о: Все будет зависеть от проката «Дикарей». Если заработаем мало денег, снова стану «дикарем» и буду жить в бунгало за 2 доллара в сутки.

в: А если прокат будет удачен?

о: Схожу в банк, заберу оттуда кое-какую собственность и, может быть, после Нового года поеду кататься на доске. А до января вряд ли удастся куда-то выбраться, потому что есть группа поюще-играющих товарищей, с которыми я в последнее время с удовольствием работаю. Кстати, больше всего в «Дикарях» меня пугает не мое продюсирование и не моя игра, а мое пение. Там есть две мои песни: одна вроде проходит незаметно, а второй заканчивается картина. И это, надо сказать, серьезная заявка на победу или… поражение. Правда, фокус-группы показывают, что песня не выглядит глупо. Наивно, трогательно — да, глупо, надеюсь, нет.

в: «Дикарей» снимали ваши партнеры по спектаклю “Ladie's Night”. На сцене вы показываете стриптиз, в фильме тоже ходите почти голый. Обнажаясь на публике, вы задумываетесь: как я выгляжу, в форме ли я?

о: Когда я раздеваюсь в спектакле “Ladie's Night”, то эпатирует публику не Гоша Куценко, а мой персонаж — сталевар, подавшийся в стриптизеры. Как и любой актер, я - эксгибиционист, но, к сожалению, у меня никогда не было таких форм, чтобы меня взяли на работу в какую-нибудь красную или голубую «Шапочку». Впрочем, даю вам гарантию, что в ближайших десяти спектаклях я не разденусь точно, а потом — в свете того, что я вхожу в хорошую форму, — я, может быть, и захочу привлечь внимание к своему телу. Оно же очень скоро начнет стареть, и тогда его точно никому нельзя будет показывать.

в: Каким образом вы входите в хорошую форму?

о: Стараюсь поменьше пить, пореже встречаться с друзьями и почаще заниматься спортом.

в: Возвращаясь к теме стриптиза: все-таки большинство девушек ходят в театр смотреть не на сталевара, а на голого Гошу Куценко.

о: Я бы сказал: на Гошу Куценко, который валяет дурака. У нас очень мало артистов, которые любят валять дурака. А мне это нравится. И в то же время нравится играть крутых парней. Актеры — дети, а дети любят «войнушку».

в: Вы играли?

о: Конечно. На стороне «наших», понятное дело. Я был отъявленным коммунистом. Мой коммунизм развалился только вместе с Союзом. Мне, кстати, до сих пор жаль, что светлое будущее так и не наступило.

А хотите, я вам напоследок свое стихотворение прочитаю? Писал ночью, в самолете. Мы летели со съемок клипа, где мой герой ездит на трамвае и вспоминает о лете, а потом действительно оказывается в Крыму. Так вот, самолет заходил на посадку, было боязно, я, видимо, еще бухнул и написал стих: «Я схожу с ума в третьем лице, / И оно не мое, „Ё“ на конце. / Мне становится жарко от этой мысли, / Ничего себе, куда мои кони меня вынесли. / Хотя все сходят со своих умов, / Все мы немножко трамваи: / По рельсам движемся. / Подведен ток, получен шок, / Жизнь прекрасна. Тело, двигайся! / Если часто летать на самолете, / Бесполезно, по делам, просто так, / Ты приходишь к выводу, что только в полете / Писать на листе без помарок — и есть счастье. / Осень. Все. Поздно. Небо»…

Юрий Гладильщиков, 23-11-2006