Logo
РепертуарИсторияСад АквариумСпектакльПрессаКасса
<< вернуться к персоне
Лагерные чтения
Александр Филиппенко покажет в Киеве «Один день Ивана Денисовича»
Коммерсантъ — Weekend
Три года назад на фестивале NET в Москве украинец Андрей Жолдак показал свою версию повести Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича», где персонажи носились по сцене в шапках с заячьими ушами, бились, как цирковые звери, о прутья тесных железных клеток, а тщедушного голого мужичка зашвыривали сотней сырых яиц. На следующее же утро режиссер получил от автора гневную депешу, в которой «совесть русской литературы» клеймил прохвоста-формалиста за кощунственное отношение к своему произведению. Скандал тогда с трудом замяли, эпатажный режиссер публично покаялся, и этим своим смирением вкупе с льстивыми реверансами гению добился-таки от строгого писателя разрешения играть спектакль и дальше.
Александру Филиппенко с такими каверзами при постановке «Одного дня Ивана Денисовича» столкнуться, к счастью, не пришлось. Александр Солженицын даже, по слухам, благословил актера на исполнение своей повести со сцены, услышав однажды по радио его чтение своей прозы. Слышал эту передачу и художественный руководитель санкт-петербургского Малого драматического театра Лев Додин, считающийся на Западе единственным в России режиссером, досконально постигшим секреты и истово развивающим традиции психологической школы русского театра. Именно Лев Додин и посоветовал Александру Филиппенко сделать по солженицыновскому суровому рассказу о типичном дне типичного заключенного сталинского исправительного лагеря полноценный моноспектакль. И даже вызвался проштудировать с актером текст повести.
Рождению спектакля помогли и неожиданные обстоятельства: Всероссийская библиотека иностранной литературы и общедоступная библиотека американского Чикаго затеяли совместный проект «Одна книга — два города». Собственно, московская библиотека подключилась к программе популяризации чтения, существующей в Чикаго уже несколько лет. Суть ее в том, что каждый год там выбирается одно известное произведение и рекомендуется для чтения всем грамотным горожанам. В течение недели они с ним знакомятся, а потом обсуждают его в школах, книжных магазинах, литературных кафе и других публичных местах. В 2006 году литературным фаворитом как раз и объявили повесть «Один день Ивана Денисовича». Узнав об этом, сотрудники Всероссийской библиотеки иностранной литературы захотели напомнить о знаменитой повести, открывшей в эпоху оттепели шлюзы антисталинской литературе, и на родине. А вместо публичных диспутов решили устроить публичное чтение. 
Александр Филиппенко, к тому времени уже обсуждавший «Ивана Денисовича» с Львом Додиным, увидел в этом предложении знак свыше и понял, что надо делать спектакль. В этот момент к работе подключился еще один театральный гений — художник Давид Боровский. Для бывшего киевлянина сценография к этому спектаклю, увы, стала одним из последних творческих прозрений — он умер вскоре после премьеры. Но созданный им образ — гигантская карта «Архипелага ГУЛАГ», на фоне которой ведет свой рассказ Александр Филиппенко,- придал спектаклю эпический масштаб. Один мученик сталинской системы воплощает в своей судьбе трагедии тысяч униженных, замордованных, искалеченных, морально истерзанных узников.
Трагический текст Александра Солженицына актер, впрочем, не превращает ни в скорбную литургию по жертвам репрессий, ни в обвинительную речь коммунистическому режиму. Расщепив на десятки масок и голосов солженицыновскую прозу, он извлек из нее интонации других своих любимых авторов — Гоголя, Булгакова, Зощенко. Из страшных реалий лагерного быта он умудрился выудить даже юмор. И, конечно, лирический свет: ведь, в сущности, «Один день Ивана Денисовича» для Александра Филиппенко — прежде всего, история о том, что нет в мире такой жесткости, которая способна истребить в человеке достоинство и веру.

Сергей Васильев, 6-10-2006