Logo
РепертуарИсторияСад АквариумСпектакльПрессаКасса
<< вернуться к персоне
Продукт
М. Равенхилл. Режиссер А. Вартанов. В главной роли А. Филиппенко.
Time Out
Голливудский продюсер Джеймс готовит фильм по сценарию «Мохаммед и я», в котором совершенно безумным образом перемешаны история любви араба- бомбиста и молодой англичанки, заговор террористов, тюрьма Абу-Грейб и живой Бен Ладен. Вызвав к себе известную актрису, Джеймс начинает уговаривать ее принять участие в фильме, объясняя, почему гротескная задумка обязательно будет иметь успех. В лондонской постановке пьесы известного британского драматурга Марка Равенхилла главную роль исполнял сам автор. В спектакле театра «Практика» продюсера играет Александр Филиппенко, а режиссер Александр Вартанов переосмысливает пьесу в духе современного кино.

О чем эта пьеса?
«Продукт» — про победу, которую массмедиа одержали над здравым смыслом. Про терроризм зрелища.

У Равенхилла обозначено, что партнершей главного героя каждый раз должна быть новая актриса…
Да, но в моем спектакле Филиппенко будет играть один. Я хотел бы, чтобы его партнершей стала сама публика. Чтобы ему удалось убедить зрителей в том, что фильм, который он задумал, действительно хорош.

А он хорош?
Моя задача — сделать так, чтобы люди поверили в то, что Джеймс задумал хорошее кино. А то мы все такие умные, обсуждаем артхаус, интересуемся Триером, а сами тут же бежим покупать билеты, едва в прокат выходят очередные «Пираты Карибского моря». А это, на самом деле, система двойных стандартов. Продюсеры-джеймсы давно нас победили, и мы живем по установленным ими правилам. Было бы не так, мы бы жили в идеальном обществе, в котором все только слушали бы классику и читали Льва Толстого.

То есть голливудская система производства — это не абсолютное зло, а фактор окружающей среды?
Я вовсе не пытаюсь ставить кому-то оценки. Есть объективная реальность, и все мы в ней живем. В этой реальности работает та система «развлекалова», которую предлагает герой Равенхилла. «Продукт» можно на семинарах изучать — в нем содержатся абсолютно все знаки и символы современного киноязыка. Глупо осуждать ту среду, в которой ты живешь, — это все равно что читать нотации солнцу за то, что оно припекает, или дождику за то, что капает. Вот сейчас все смотрят фильм «Остров» и тащатся, а ведь он сделан по тем же законам, написан по тем же учебникам, что и «Кинг Конг».

И все-таки «Продукт» — очень голливудская история. Вы не боитесь, что зритель ее просто не поймет?
Не боюсь — просто спокойно понимаю, что может произойти и так. Что будет какая-то часть зрителей, которые воспримут все как всего лишь анекдот, рассказанный народным артистом. Ничего страшного.

Лиза Бригер, 3-05-2007