Logo
РепертуарИсторияСад АквариумСпектакльПрессаКасса
<< вернуться к персоне
Актер Павел Деревянко: Выпил водки — и стал Махно
Корреспондент «КП» побеседовала c исполнителем роли легендарного анархиста в сериале «Девять жизней Нестора Махно»
Комсомольская правда
- Павел, что вы знали про батьку Махно, до того как взялись сыграть этого исторического персонажа? У вас вообще какая в школе была оценка по истории?

 — Нормальная у меня была оценка. Но насчет Махно я откровенно заблуждался. Думал, что это такой безбашенный мужик, который ездил с друзьями по деревням, грабил селян, поджигал хаты, горланил под гармошку песни типа «Любо, братцы, любо! Любо, братцы, жить!». А вот перед съемками сериала я прочел несколько его трудов, в частности, «Манифест», и проникся к Нестору Ивановичу глубочайшим уважением. Это легендарная личность. Глыба! А ведь сначала я вообще от роли отказался. Решил, что это не мое совсем. Да и сценарий не понравился. Он был далек от совершенства, так что я заявил: нет, ребята, в этом сниматься не буду. Но через 1,5 месяца мне перезвонили, попросили прийти и показали новый вариант сценария. И режиссер был уже другой. Я со второго раза и согласился. А проб у меня вообще не было. Я поехал в Киев познакомиться с режиссером. И случайно попал на день рождения оператора. Там мы с режиссером выпили водки, а на следующий день он мне сказал: «Все, никого смотреть не буду. Роль твоя!»

 — Так в вас и правда есть что-то махновское. Вы вроде даже похожи с ним характерами. Слышала, что в юности Деревянко слыл тем еще хулиганом.

 — Ну это было в очень глубокой юности. А характер-то формируется в сознательном возрасте.

 — Но роль как-то отразилась на вашем самоощущении?

 — Я работал над образом пять месяцев. Конечно, за такое время на меня наслоился отпечаток личности Махно. Даже друзья говорили: мол, анархист ты, Пашка!

 — А что вы делали, чтобы вас так называли? Буйствовали?

 — Ага, лазил на стену, лозунги всякие провозглашал. Шучу, конечно. На самом деле я лишь к концу съемок понял, как на самом деле надо было сыграть Махно по-настоящему. Хотя и тот, которого я сыграл, тоже Махно. Только немного другой. Мне за эту роль сейчас не стыдно нисколечко, поскольку на тот момент я сделал все, чтобы передать свое восприятие образа.

 — Почему-то съемки сериала про анархистов представляются очень веселым мероприятием: горилка, пьянки-гулянки, приключения всякие с девками… Как оно на самом деле?

 — На самом деле нам не до гулянок было. Обычные рабочие будни. А приключения у меня были не с девками, а с лошадьми. Лошадь, которая мне на съемках досталась, три раза выбрасывала меня из седла. А один раз ногу оттоптала.

 — Что же это она так?

 — А потому, что «непрофессиональную», не киношную лошадь дали, а дуру колхозную. Она не знает, как себя вести. Да и я не знал, как с нею управляться.

 — Ну хоть не покалечились?

 — Обошлось.

 — Съемки проходили на Украине. Как местные жители реагировали на хлопцев в папахах и с саблями?

 — Очень радовались. Заботились о нас. Еду приносили. Милые люди!

 — А над чем вы в данный момент работаете?

 — Мы с Сашей Башировым снимаемся в новом сериале «Громовы». Играем двух гробокопателей — жутких пьяниц. В роль вживаться не надо, потому что мы пьяницы и есть. Только — прошу заметить — не алкоголики! Это разные вещи. А еще в июле начну сниматься во Львове в фильме «Шпион нашего времени». Что это за проект, пока не скажу. Но это будет бомба, я уверен.

Лидия Павленко, 3-07-2007