Logo
РепертуарИсторияСад АквариумСпектакльПрессаКасса

Другие страницы: 19 20 2122

Милая моя, взял бы я тебя…
Театр им. Маяковского представил премьеру спектакля «Спуск с горы Морган» в постановке Леонида Хейфеца
«Вечерняя Москва»
Пока шла работа над «Спуском с горы Морган» и премьера все откладывалась, у спектакля поменялся исполнитель главной роли — Эммануила Виторгана заменил Валерий Баринов. А мировая драматургия понесла большую утрату: умер автор пьесы Артур Миллер.

С крутой горы в гололед и бурю несется «Порш» (на деле в кромешной тьме по наклонному лучу медленно едет игрушечная машинка — из амфитеатра, например, ее и не сразу разглядишь).

Так, разница между актерскими затратами и предложенным им материалом примерно такая же, как между ревущим «Поршем» и игрушечной машинкой.

Очнувшись после такого спуска, как и положено, в гипсе, главный герой Лимэн Фельд (Валерий Баринов) оказывается в дурацком положении: сердобольная медсестра вызвала жену (Ольга Яковлева) и дочь (Екатерина Стулова) аж из Нью-Йорка, а между тем в том же холле изнывает от неизвестности его местная жена следующего поколения (Елена Шевченко) — она же компаньонка по бизнесу и мать его сына. От матери-еврейки Фельд унаследовал полфамилии (впрочем, это никак не обыгрывается), от папыалбанца — подсознательную установку на многоженство, которая сначала превращается в навязчивую идею, а затем и в реальность — жизнь на два города и на две семьи, каждая из которых не догадывается о существовании другой. Ради этой ситуации американский классик довольно часто жертвует правдоподобием — так, например, обе жены Лимэна вспоминают путешествие по Африке, совершенное с ним в одно и то же время.

Все действие происходит в больнице, где разбившийся двоеженец бредит, видит сны, готовится сделать заявление для прессы, вспоминает свои детские страхи и мужские подвиги и в итоге начинает завидовать традиционным семейным ценностям. В некотором роде «Спуск с горы Морган» написан по принципу съемок кино — сегодня мы снимаем трагический финал, а завтра счастливую завязку. Если расположить события в хронологическом порядке и убрать призрака отца, который все терроризирует великовозрастного сына, «Спуск» вполне потянул бы на сюжет для мыльного сериала. Каждый второй мужчина узнал бы в Лимэне родственную душу, и каждая домохозяйка полюбопытствовала — кому из женщин в итоге достанется любвеобильный Лимэн? И втянулась бы.

Роль жены, не до конца оставленной мужем ради другой, трещит по швам на Ольге Яковлевой. Больница (сколько было в ее собственной жизни этих больничных посещений), самообладание аристократки (так поливают жиром бушующий океан, чтобы не дать кораблю утонуть), шок предательства и медленное мучительное возвращение к себе. Потому что нельзя предавать себя, свою молодость, свою влюбленность или неподдельную тревогу за человека, с которым прожита жизнь, даже если эта жизнь заканчивается крахом. Вот графическая кривая ее роли, амплитуда которой явно больше той, что ей была предложена изначально.
Также тесна роль двоеженца мощному и гибкому актеру Валерию Баринову. Тоска, вина, кураж и страх перед жизнью — широк американский человек, да сужать его не надо, а то уж больно нелепо все получится. Но чтобы понять, как важен актеру материал, надо обязательно посмотреть Баринова в недавней «Скрипке Ротшильда» — и тогда разница между честно исполненным компромиссом и ролью-откровением будет очевидна.

Самой светлой мыслью пьесы Миллера выглядит выкрик Лимэна о том, что человека нельзя познать, сколько бы психоаналитиков да фрейдистов ни брались за это дело.

Действительно, не познать — ни американского преуспевающего бизнесмена, ни уж тем более русского актера.

Ольга Фукс, 2-03-2005