Logo
РепертуарИсторияСад АквариумСпектакльПрессаКасса

Другие страницы: 21 22 2324

Древнегреческие неудачники

Вечерний клуб
Нашу сестру-рецензентку часто упрекают в злобности: мол, нам только дай поглумиться над беззащитными творцами, а уж мы, как было написано в одном письме в редакцию, выплюнем яду на грудь читателю. С этим, уверяю вас, глубоко несправедливым мнением надо бороться. Начнем прямо сейчас. Итак, ответственно заявляю: спектакль «Бог», на днях вышедший в Театре Моссовета, просто обязан нравиться. Он смешон, игрив, основан на качественной литературе, азартно сыгран. Да, не забыть про костюмы — они просто отличные.
И только любовь к истине, которая превыше всего, не позволяет умолчать о том, что данное произведение режиссера Виктора Шамирова при всех его неотъемлемых достоинствах грешит вульгарностью, сведением личных счетов и неприкрытым самодовольством. Обо всем этом, наверное, можно было бы и умолчать — ведь «Бог» не претендует на художественные свершения, достойные стать национальной гордостью, а вполне довольствуется уровнем развеселого капустника. Но молчать не хочется.
Режиссер Виктор Шамиров — персонаж мрачный и язвительный. Когда-то его спектакли обладали острым отрицательным обаянием, но с тех пор озлобленность безнадежно подавила талант. В каждом спектакле он теперь непременно припоминает то, как его ругали в прессе. Похоже, гордится.
«Бог» с его откровенной похабщиной, случайной вроде бы матерщиной и циничными приколами — самое невинное из последних творений Шамирова. Видно, маленькая шуточная пьеска Вуди Аллена о том, что все в мире, включая бога-творца, неизлечимые неудачники, пришлась ему как раз впору. На роль самого унылого из неудачников в этом «древнегреческом домашнем спектакле» (так он назван в программке) — драматурга, мучительно рожающего пьесу, режиссер взял самого себя. А его партнером стал киногерой Гоша Куценко, до неприличия избалованный любовью поклонников и даже не пытающийся это скрыть.
Дело происходит в Древней Греции незадолго до ежегодных драматических состязаний. Нужно быстренько состряпать спектакль, чтобы поразить «уважаемых афинян и гостей столицы», а заодно и получить первую премию. Разумеется, находится множество поводов поострить на тему современного театра, добавив к остротам оригинала собственные: «театр убивающей скуки», «наш спектакль будет идти не меньше шести часов — что можно сказать за четыре!», «мы должны спасти греческий театр, он тонет в бездуховности и безыдейности».
Эти древние греки с именами Гепатитус и Диабетус, облаченные в сандалии и затейливое тряпье, отдаленно напоминающее то ли пеплумы, то ли гиматии, вовсю оперируют сегодняшними реалиями, нецензурно ругаются, общаются с тем самым творцом-неудачником и таки играют свою сугубо древнегреческую трагедию. 
Зрелище, называемое «Бог», получилось динамичное и наглое, напрочь зачеркнувшее тонкое изящество и неуловимую сострадательность цинизма комика Вуди Аллена, всегда нежного и снисходительного к человеческим недостаткам, глупостям и мелким злодействам.

Мария Львова, 5-05-2004