Logo
РепертуарИсторияСад АквариумСпектакльПрессаКасса

Другие страницы: 23 24 2526

Равнение на середину
Новобранцы в театре Табакова
Ведомости
«Солдатики» — уже третий заголовок пьесы журналиста из Стерлитамака Владимира Жеребцова: сначала она называлась «Чморик», потом — «Подсобное хозяйство». Весной ее показали на Декаде новой драмы во МХАТе; тогда же Олег Табаков сказал, что возьмет пьесу к себе в «подвал», т. е. в студию на Чаплыгина, которая и открыла «Солдатиками» новый сезон.
Со времени рабочего показа на Декаде новой драмы в спектакле поменялось немногое. Ничего принципиально нового режиссер Дмитрий Петрунь придумывать не стал. Сменились три актера на второстепенных ролях. Появились декорации Александра Боровского (остов не то космического корабля, не то самолета) и жалостливое название «Солдатики» — не лучше и не сильно хуже прежних, но, видимо, наиболее адекватное интонации если не текста, то постановки.

По первому показу было понятно, что пьеса не пропадет — она из тех вещей, которые можно ставить на любой малой сцене. Сенсации не будет, скандала тоже, но сочувствие зрителя «Подсобному хозяйству» гарантировано. Простая форма, внятное гуманистическое содержание, отсутствие какой бы то ни было чернухи (хотя речь идет об армии), пара удачно выписанных характеров — всего этого довольно, чтобы добро на постановку дал не только Олег Табаков. В том, что пьеса кажется написанной в 80-х, большой беды тоже нет — ни для сюжета, помещенного в это же время, ни для публики, помнящей перестроечные сочинения на армейскую тему. Вопрос о том, «новая» ли это драма, можно спокойно оставить в стороне. В смысле языка, героев и конфликта «Подсобное хозяйство» вываливается из строя современных сценических текстов, но тем вернее может быть замечено театром, не претендующим на радикализм при обновлении репертуара.

Это добротная драматургическая середина, не то чтобы золотая, но всегда нужная в театральном хозяйстве. В поиске подобной пьесы совсем недавно промахнулась, например, «Мастерская Петра Фоменко», огорошив свою публику совсем уж глупым и беспомощным «Мотыльком» Петра Гладилина, разыгравшего в казарме мелодраму о тонкой артистической душе.

В «Подсобном хозяйстве» речь идет о душе обыкновенной, которую автор по русской традиции помещает между ангелом и бесом. Деревенский парень по прозвищу Хруст (Алексей Гришин) ждет дембеля в окрестностях Байконура, выращивая свиней на армейской ферме, и сочиняет родным письма про то, как запускает ракеты. В роли ангела на посылках у свинаря служит хлипкий, но принципиальный питерский интеллигент (Артем Семакин), в роли беса — злобный «дед»-стройбатовец (Алексей Панин), которого Бесом и зовут. Эпизодически появляются еще три не слишком активно действующих лица: замполит (Павел Ильин), пропащая буфетчица (Юлия Полынская) и приехавшая к интеллигенту сестра (Ольга Красько).

Подробнее всего выписан, конечно, Хруст, поставленный в ситуацию нравственного выбора, и Алексей Гришин играет свою роль, хорошо зная, что она главная; хотя временами он пережимает — начинает чуть больше, чем надо, работать на публику. Точнее всех сыгран Бес (Алексей Панин) — от него исходит почти физическое ощущение угрозы. Зато ужасно ходульными вышли интеллигентные брат и сестра — деликатности у режиссера пока что намного больше, чем опыта, и автору он доверяет там, где совсем не стоит. 

Скромность дебютных задач, наверное, спасет спектакль от больших претензий, но одну досадную вещь сказать постановщику все-таки нужно. Когда желание сделать с положительным персонажем что-нибудь нехорошее возникает у зрителя раньше, чем у персонажа отрицательного, — это, по-моему, неправильно. С этим надо бороться так же, как с неуставными отношениями: добро на сцене быть, конечно, должно, но лучше б не такое, чтобы хотелось кидаться на него с кулаками.

Олег Зинцов, 16-09-2003